Любили казаков цари земные, признавая за ними вольность, старые права и щедро жалуя их. Возлюбил казачество и Царь Небесный, уготовив казакам подобие Голгофы и благословив последних рыцарей России на мученический подвиг в австрийских Альпах в 1945 году.

Последнее обстоятельство даёт нам надежду на воскресение казачества, возрождение войска и войскового уклада жизни казаков. Ибо было распятие — будет и воскресение. Никаких других, рациональных предпосылок в современной России для этого чуда Божия мы не видим.

Вспоминая большую и горькую историю антибольшевицкой борьбы, мы часто забываем, что в своё время коммунистам противостояли не только русские национальные военные и государственные образования в лице Белого движения, Приамурсмкого земского края или тамбовских повстанцев, но и многие другие. Например, Финляндия, БНР или Украинская держава. Причём если антибольшевицкая политика первых двух – очевидна, то политика Скоропадского некоторым кажется неоднозначной. Был ли Павел Петрович на самом деле врагом большевиков? Видел ли он возглавляемое им государство как плацдарм освобождения России или собирался строить независимое украинское государство? В каких отношениях был с представителями белого движения?

Русские националисты Восточной Пруссии неоднократно декларировали приоритет «швейцарского» пути для родного края. Этот аспект идеологии БАРС ещё не получил достаточного освещения, хотя именно в усвоении «швейцарского» опыта кроется успех кёнигсбергских национал-монархистов, особенно ощутимый на фоне замешательства либеральной публики, не говоря о тянущемся в бесконечность могильнике «национал-патриотических» организаций.

Недавно полукриминальный авторитет и, по совместительству, атаман Балтийского Отдельного Казачьего Округа (БОКО) Максим Буга, широко известный в Кенигсберге благодаря своей скандальной ура-патриотической деятельности, в частности, нападению на мирный митинг демократической оппозиции 21 сентября 2014 года, решил расширить сферу своего влияния в Гурьевском районе Калининградской области.

СЛУШАЙТЕ, ЧТО ГОВОРИТ ВАМ СТАРЫЙ КАЗАК!

Слово, сказанное по радио 14 октября 1944-го года Начальником Главного Управления Казачьих войск генералом-от-кавалерии Красновым.

Родные казаки!

Вам говорит бывший атаман Всевеликого Войска Донского казак Каргинской станицы Петр Краснов.

Я говорю Вам из Германии, из Берлина, где теперь я Начальник Главного Управления Казачьих войск.

Слышите-ли вы меня, рассеянные по всему свету казаки славных одиннадцати казачьих войск?

Казачий офицер, отличавшийся личной храбростью, умом, интеллигентностью. Герой Первой Мировой войны. Достаточно сказать, что прорыв в мае 1916 года на германском фронте, вошедший в советскую историю под названием «брусиловский», на самом деле был осуществлен 8-й армией под командованием Каледина, которая наголову разбила 4-ю австрийскую армию и в течение девяти дней продвинулась на 70 верст вперед. При этом командующий практически постоянно находился рядом с передовой. Деникин писал, что Каледин не посылал, а водил войска в бой.

«Это любопытная физиономия: средний рост, бритый, круглая фигура, волосы острижены под гребенку, хитрые живые глаза, умеет держать себя, прозорливый ум». Такой портрет Александра Ильича Дутова оставил весной 1918 года современник. Тогда войсковому атаману было 39 лет. Он окончил Академию Генерального штаба, был членом Всероссийского учредительного собрания от оренбургского казачества, в 1917 году его избрали председателем Совета Союза казачьих войск России, а в октябре 1917 года на чрезвычайном войсковом круге он был избран главой Оренбургского войскового правительства.

В далёком 1919-м году, в «Окаянных днях», знаменитый русский писатель, нобелевский лауреат Иван Бунин написал: «Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то жили, которую мы не ценили, не понимали, — всю эту мощь, сложность, богатство, счастье…» и, конечно же, всю полноту человеческого я, где душа руководствовалась верою в Бога, честью и верностью, а несгибаемая воля творила из людей героев, готовых скорее умереть, чем предать Бога и Россию.

В этот день, 74 года назад, имел место первый крупный переход русских солдат на сторону противника в советско-германской войне. Это случилось 22 августа 1941 года на линии фронта под Могилевом. К генерал-лейтенанту графу фон Шенкендорфу явился посланец казаков с предложением о сдаче его полка в плен. Это был 436-й пехотный полк под командованием майора Ивана Никитича Кононова, который только что осуществил успешную контратаку и получил от вышестоящего начальства поздравления с успешно выполненной операцией. Но Кононову и его солдатам не нужны были похвалы коммунистов. Фон Шенкендорф передал русским заверения в безопасности, и Кононов собрал своих людей, четко изложив им свои намерения. Он объяснил им, что наконец-то появилась возможность воевать против Сталина и ненавистной большевистской системы. Закончил он такими словами:

кавычки3Мои победоносные солдаты, я решил обратиться к вам от глубины всего своего сердца. Я выбрал этот день, чтобы объявить войну Сталину и коммунистическому режиму. Поэтому я решил пересечь линию фронта вместе с теми, кто пожелает присоединиться ко мне. Те, кто хочет идти со мной и сражаться за нашу Родину, встаньте справа от меня, а те, кто предпочитает остаться, слева.

Все как один встали справа, и через несколько часов в армии генерала фон Шенкендорфа прибавился еще один полк…

Сегодня мы публикуем отрывок из статьи, написанной 152 года назад известным и очень влиятельным в своё время философом, публицистом и литературным критиком Михаилом Никифоровичем Катковым (1818-1887). Катков был профессором философии Императорского Московского университета, организатором одного из лучших учебных заведений Российской Империи – лицея имени Цесаревича Николая Александровича, а также редактором ультраправой и одной из крупнейших газет «Московские ведомости», полностью поддерживавшей курс правительства Императора Александра III. Актуальность представленной статьи Каткова заключается в том, что автор утверждает право на политическую самостоятельность Украины, вместе с тем радуясь добровольному воссоединению двух ветвей Руси. Украина, в его представлении, настолько же нужна России, как и Россия — Украине.

Top