Как мы уже сообщали, кенигсбергский приход Зарубежной Церкви (РПЦЗ) почитает донского атамана Петра Николаевича Краснова в лике святых новомучеников и намерен содействовать будущей канонизации Св. Петра Стратилата. Ревнуя о духовном возрождении России, соратники БАРС распространяют среди сторонников организации икону святого Петра Краснова, выполненную в гипсе и покрытую под цветной металл. Приобрести икону можно, связавшись с редакцией нашего сайта по адресу zarenreich@gmail.com

25 января сего года отставные строители «Новороссии» заявили о появлении на политической сцене РФ «третьей силы». Многие удивлены тому, что в «Клуб 25 января» вошли персоны, увидеть которых вместе ранее было невозможно: красные и белые, националисты и коммунисты, православные и язычники. Прямо-таки идиллия: ортодоксальный коммунист Калашников братается с «европейским националистом» Просвирниным; фрондирующий левак Лимонов дружески беседует с «национал-демократом» и зороастрийцем Крыловым; сталинист Кунгуров консультируется со специалистом по летающим тарелкам Карабановым. А освящает всю эту братию своим авторитетом «государственник», «белогвардеец» и «монархист» Гиркин.

Будущей России нужна армия. Армия, сформированная по совершенно иному принципу, чем прогнившие насквозь вооруженные силы Российской Федерации. Армия, основанная на высоких моральных принципах христианского служения,  отражающая в полной мере дух рыцарского воинства, где солдата и офицер являются единым, сплоченным организмом. Именно такие вооруженные силы должны понести тяжелое бремя не только защиты Отечества от врага, но и оздоровить само общество, став его авангардом и живым примером. Уже сейчас перед нами, духовными наследниками Белого движения и Русской Императорской Армии, возвышается необходимость озаботиться проблемой формирования первого ядра этой новой Русской Армии.

СЛУШАЙТЕ, ЧТО ГОВОРИТ ВАМ СТАРЫЙ КАЗАК!

Слово, сказанное по радио 14 октября 1944-го года Начальником Главного Управления Казачьих войск генералом-от-кавалерии Красновым.

Родные казаки!

Вам говорит бывший атаман Всевеликого Войска Донского казак Каргинской станицы Петр Краснов.

Я говорю Вам из Германии, из Берлина, где теперь я Начальник Главного Управления Казачьих войск.

Слышите-ли вы меня, рассеянные по всему свету казаки славных одиннадцати казачьих войск?

В этот день, 74 года назад, имел место первый крупный переход русских солдат на сторону противника в советско-германской войне. Это случилось 22 августа 1941 года на линии фронта под Могилевом. К генерал-лейтенанту графу фон Шенкендорфу явился посланец казаков с предложением о сдаче его полка в плен. Это был 436-й пехотный полк под командованием майора Ивана Никитича Кононова, который только что осуществил успешную контратаку и получил от вышестоящего начальства поздравления с успешно выполненной операцией. Но Кононову и его солдатам не нужны были похвалы коммунистов. Фон Шенкендорф передал русским заверения в безопасности, и Кононов собрал своих людей, четко изложив им свои намерения. Он объяснил им, что наконец-то появилась возможность воевать против Сталина и ненавистной большевистской системы. Закончил он такими словами:

кавычки3Мои победоносные солдаты, я решил обратиться к вам от глубины всего своего сердца. Я выбрал этот день, чтобы объявить войну Сталину и коммунистическому режиму. Поэтому я решил пересечь линию фронта вместе с теми, кто пожелает присоединиться ко мне. Те, кто хочет идти со мной и сражаться за нашу Родину, встаньте справа от меня, а те, кто предпочитает остаться, слева.

Все как один встали справа, и через несколько часов в армии генерала фон Шенкендорфа прибавился еще один полк…

Немає більшого за величиною військового авторитету, політичного діяча та мислителя в історії Білого руху і російської еміграції на Далекому Сході, за знаменитого Отамана Забайкальського, Амурського і Уссурійського козацьких військ, Похідного Отамана Уральського і Сибірського козачих військ, Правителя Російської Східної Околиці у 1920 році Григорія Михайловича Семенова.

Тим простіше було ворогам обмовляти у бік Отамана і створювати йому образ обмеженої і жорстокої людини, коли далекосхідний театр дій був дуже далеко від центру подій громадянської війни і концентрації військового керівництва в еміграції. Але особистість цієї непересічної людини цілком розкривається у його творах, які досі залишаються маловивченими.

Нет более крупного военного авторитета, политического деятеля, мыслителя в истории Белого движения и русской эмиграции на Дальнем Востоке, чем знаменитый Атаман Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск, Походный Атаман Уральского и Сибирского казачьих войск, Правитель Российской Восточной Окраины в 1920 году Григорий Михайлович Семёнов.

Тем проще было врагам клеветать на Атамана и создавать ему образ ограниченного и жестокого человека, когда дальневосточный театр действий был очень далеко от центра событий гражданской войны и концентрации военного руководства в эмиграции. Но личность этого незаурядного человека вполне раскрывается в его сочинениях, которые до сих пор остаются малоизученными.

В феврале 1919 года в результате интриг недоброжелателей с поста Атамана Всевеликого Войска Донского должен был уйти избранный за год до этого в чрезвычайной обстановке на Круге Спасения Дона генерал-лейтенант Пётр Николаевич Краснов. Человек высочайшего понятия о долге, Краснов отказался идти на поводу у демагогов Круга, требовавших выдать на расправу ближайших сотрудников Атамана для осуждения их во всех неудачах на фронте. Несмотря на то, что Атаман был избран на три года и мог на совершенно законных основаниях исполнять свою должность и далее, Краснов выбрал путь чести и — изгнания.

Вниманию читателей предлагается любопытнейший «документ эпохи» — отрывки из переписки Атамана Всевеликого Войска Донского П.Н. Краснова и Председателя Государственной Думы 3-го и 4-го созыва М.В. Родзянко. Официальное (архивное) название сей переписки — «О высылке Атаманом П.Н. Красновым М.В. Родзянко из пределов Всевеликого Войска Донского». Чтобы правильно понять характер и тон публикуемой переписки, нужно обязательно рассматривать ее в контексте событий и обстоятельств того времени.

В марте 1917 года известный русский поэт, будущий офицер Белой Армии, Сергей Бехтеев писал: «Он идёт, великий Хам, многорукий, многоногий, многоглазый, но без-богий, беззаконный, чуждый нам».

Такой поэт увидел Февральскую революцию. Один из непосредственных очевидцев тех событий, участник Ледяного похода, Иван Родионов, казачий полковник и сподвижник Донского Атамана генерала Петра Краснова, так свидетельствовал о происходящих тогда в стране событиях в написанной им повести «Жертвы вечерние»:

Top