Сверхнационализм БАРС как единственная альтернатива

Кёнигсберг, Политика, Статьи / 17 июня 2016 г.
БАЛТИЙСКИЙ АВАНГАРД РУССКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ (БАРС)

На данном историческом этапе старый русский национализм, с присущим ему поиском внутренних и внешних врагов, потерпел сокрушительное поражение. Хотя как сказать: идеологией правящего чекистского режима является как раз извращённая, упадочная форма национализма, коей, по сути, старый национализм и был. Не это ли победа?

Представители «нацдвижения», поддержавшие кровавый, навеки проклятый проект «Новороссия», открыто говорят о своей победе, о том, что «национальный поворот» был навязан Кремлю ими. Наивные! Сама идеология языческого (в широком смысле), всесмесительного русского национализма была сконструирована в сталинское время и активно применялась во внутренней и внешней политике. Следовательно, правители РФ — эти политические и генетические наследники сталинщины — имеют гораздо больше прав на придуманный в 1930-50-е гг. идолопоклоннический «русский национализм», чем никому не известные вожди маргинальной субкультуры.

Какой бы мрачной ни была наша эпоха, она открывает новые горизонты идейных поисков. На данный момент у советско-шовинистического Левиафана нет конкурентов. Либеральная парадигма дискредитирована, и даже её обновление, омоложение, которое мы могли наблюдать в ходе протестов 2011-2013 гг., не принесло желаемых результатов. Старый ксенофобский национализм поставлен на службу Кремля, а те старые националисты, которые по каким-то причинам отказались поддерживать донбасскую авантюру, оказались между двух огней: либеральные лидеры протестного движения продолжают видеть в них потенциальную опасность, «мейнстримовый» советский национализм объявил их предателями.

В условиях монополии национал-большевистского концепта «русского мира», подлинной альтернативой может стать лишь та политическая сила, чьи программные установки никак не могут быть усвоены Левиафаном. Как ни прискорбно осознавать, но одной из таких сил сегодня является радикальный исламизм. На его фоне «консервативная» риторика кремлёвских нуворишей кажется апофеозом модернизма и либерального западничества (собственно, на основании общего гуманистического мировоззрения и был образован союз РФ, ЕС и США против запрещённого везде, где только можно, «Исламского государства»).

Исламистская риторика, в отличие от либеральной и националистической, априори не может быть усвоена кремлёвскими политтехнологами («официальный ислам» не в счёт, в РФ он занимает такую же нишу, как и «либеральный ислам» на Западе – пародийную, унизительную нишу «приручённых дикарей»).

Конечно, ни один здравомыслящий человек не может испытывать восторг от успехов ИГИЛовской пропаганды, чьи установки, как уже было подмечено, имеют много параллелей с ранней моделью большевизма начала 1920-х гг. Большевизм тоже был единственной альтернативой буржуазной цивилизации и спекулировал на совершенно справедливом недовольстве ею, пока в Италии и Германии не народились новые консервативно-революционные движения, ради подавления которых большевики вступили в тесный союз со своими вчерашними врагами — «капиталистами».

Если отбросить какие-либо пристрастия и посмотреть на вещи с высоты историка, то и большевизм, и фашизм, и исламский фундаментализм, при всей их несхожести и, зачастую, диаметральной противоположности, сходятся в одном: в тот или иной период времени они представляли собой радикальную альтернативу современной цивилизации, тотальное отрицание весьма сомнительных ценностей либерально-буржуазного общества.

Наглое поведение на внешнеполитической арене не делает РФ страной-изгоем. Прокатившаяся по Европе волна отмены антикремлёвских санкций лишний раз доказывает, что неосталинистская Москва по-прежнему интегрирована в «мировую цивилизацию». Внутри этой «цивилизации» возможна конкуренция между несколькими центрами (Москвой, Вашингтоном, Брюсселем), но это всего лишь конкуренция, а не противостояние уровня «Холодной войны».

При том, что и во время «Холодной войны» США в самой минимальной степени старались повлиять на политический климат внутри СССР, концентрируясь скорее на сдерживании советской экспансии, нежели на уничтожении «империи зла». Настоящую угрозу своему бытию Совдепия ощутила всего один раз (не считая Гражданской войны) – в годы войны с Третьим Рейхом, который действительно был настроен на искоренение большевизма. Современный Запад не заинтересован в междоусобной войне на территории РФ, прекрасно понимая, что её последствия могут быть поистине разрушительными для всего мира: это и попадание ядерного арсенала в случайные руки, и гигантские потоки беженцев, и многое другое.

Что касается прав человека, ежедневно попираемых преступной властью, то здесь западным политикам нетрудно найти универсальное оправдание собственному безразличию: достаточно лишь объявить весь этот ужас «вековой спецификой российской цивилизации» и, пожав плечами, продолжить торговлю с кремлёвскими каннибалами. Наконец, «суверенная демократия» по-путински – это тоже какая-никакая демократия. Так что миру, допустившему трагедии в Лиенце и Платтинге, можно «не напрягаться»: мало ли чего требуют от него эти неугомонные российские оппозиционеры? Итак, бессилие либерально-националистической оппозиции заметно усугубляется неготовностью Запада приступить к решительным действиям по демонтажу чекистско-олигархической системы.

Так можно ли вообще противостоять Левиафану, и какие игроки придут на смену идеологически разоружённым либералам и ксенофобам? Богатую пищу для размышлений даёт деятельность БАРС в Восточной Пруссии — ныне «Калининградской области».

Несмотря на кажущуюся сопричастность националистическому движению, БАРС выступает в качестве самостоятельного, полноценного проекта, не имеющего никакой преемственности с организациями «типичного национализма». Если последние вырастали на чисто антимигрантских и/или жидоедских настроениях, зачастую пополняясь за счёт футбольных фанатов, то костяк БАРС составили молодые русские интеллектуалы, окормляющиеся в Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ).

Эта разница антропологических типов настолько велика, что постоянно ведёт к недопониманию между кёнигсбергским движением и «типичными националистами». Причём дистанция между «крымнашистским» национализмом и якобы «проукраинским» гораздо меньше дистанции, которая отделяет обе эти ипостаси «типичного национализма» от идеологии БАРС, которую сами соратники движения называют «сверхнационализмом».

Это вполне понятно, так как до раскола по украинскому вопросу, произошедшего в 2014 г., такие разные персоны как К. Крылов и В. Басманов, Е. Просвирнин и Р. Железнов фактически были частью одной и той же субкультуры. Ею, кстати, они продолжают быть и поныне, не осознавая своего глубинного родства. Что касается БАРС, то составляющие его активисты изначально держались особняком от «нацдвижения»; события же в Крыму и на Донбассе только увеличили антагонизм между христианскими националистами с одной стороны, и популистами-ксенофобами с другой.

Сегодня БАРС в открытой форме противодействует советскому реваншу на улицах Кёнигсберга, так называемому «системному национализму» в лице паствы безумного Евгения Фёдорова из НОД, красного «казачества» и переметнувшихся на сторону Путина «национал-демократов».

Одновременно, на сайте БАРС ведётся полемика с теми националистами, которые, формально абстрагировавшись от внешней политики Кремля, тем не менее, не готовы порвать с некоторыми заблуждениями национал-большевизма (в концентрированном виде эти заблуждения выявились в ходе дискуссий вокруг фигуры военного преступника Ю. Буданова, который продолжает оставаться «иконой» даже для «антисистемных» националистов).

Фактически, мы стали свидетелями того, как в балтийском анклаве сформировалась самостоятельная ветвь русского национализма, ведущая родословную от Белого движения и других формаций русского антисоветского сопротивления XX века, а не от ура-патриотических группировок начала 1990-х гг.

Да, в последнее время в националистическом движении «большой России» наблюдается тенденция глорифицировать белых воинов, но, при этом, Белая Идея никем не воспринимается в качестве самодостаточного дискурса; в построениях «типичных националистов» она всего лишь мозолящий глаза довесок к традиционному шовинизму. Для активистов БАРС почитание Белой борьбы 1917-1945 гг. – это не сиюминутная конъюнктура, не способ поднять свой авторитет в глазах наблюдателей, а естественное уважение к соратникам того Небесного Легиона, который незримо присутствует среди нас. Тотальная мобилизация рыцарей Белой Идеи прошлого и настоящего в лоне Матери-Церкви – вот формула той Консервативной Революции, которая медленно, но верно преображает поруганную землю Восточной Пруссии.

Религиозное неприятие советчины, лежащее в основе идеологии БАРС, делает эту организацией подлинной альтернативой неосталинистскому концлагерю. Союз чекистского государства и Московского Патриархата, выдаваемый апологетами «советского консерватизма» чуть ли не за «византийскую симфонию», не является соблазном для кёнигсбергских сверхнационалистов, поскольку сергианская иерархия для них не что иное как лже-церковь, апокалиптическая вавилонская блудница верхом на багряном звере.

Православный фундаментализм, острие которого направлено не против «Обамы-обезьяны», «хохлов» или «либералов», а против офицеров ФСБ в рясах, против сатанинского победобесия и казённой религии «державного сапога», вот – настоящий кошмар кремлёвских политтехнологов! Собственно, они прекрасно понимают всю опасность, которая исходит от «несистемного православия», и поэтому в дополнение к «православному сталинизму» создали сергианскую подделку под антисоветизм.

Для того, чтобы пародировать антисоветский дискурс, пачкая его собачьей преданностью Московской Патриархии, был спущен с цепи полуидиот Дмитрий Энтео (Цорионов), воспитанник ересиарха и злостного хулителя канонической РПЦЗ «отца» Даниила Сысоева. Однако, этот хамоватый «сергианский фундаментализм» не может не потерпеть фиаско, хотя бы в силу своей зависимости от патриархийных структур, порвать с которыми Энтео не в состоянии — не для того его выпускали на цирковую арену. «Антибольшевизм», сочетаемый с маниакальной верностью красной лже-церкви, вызывает и будет вызывать лишь насмешку. Так что, БАРС может претендовать на исключительность своей идеологии, которая поистине не поддаётся профанации – невозможно профанировать абсолютную, религиозно-мотивированную Непримиримость к советчине.

Необходимо добавить, что БАРС представляет собой альтернативу не только в идеологии, но и в более осязаемых вещах – например, в государственном строительстве, которое уже стартовало в Восточной Пруссии на базе «виртуального правительства Кёнигсбергской области». Перспективность традиционалистского подъёма в Кёнигсбергском крае особенно заметна в свете широко известного примера из истории: Американской революции 1765-1783 гг.

Оседание наиболее способных и, при этом, религиозных англосаксов в северо-американских колониях структурно схоже с образованием в Восточной Пруссии предприимчивого класса «новых кулаков», ориентированных на экономическое сотрудничество с Польшей, Литвой, Германией. Религиозно-политическая проповедь БАРС хорошо накладывается на эту специфическую ментальность, которую приобрёл в Восточной Пруссии русский человек, и это сочетание может в итоге сильно огорчить Кремль.

Все, кто изучал историю, знают, насколько крепки общества, в которых здоровый предпринимательский дух совмещается с фанатичной религиозностью. Достаточно привести примеры Нидерландов и Женевы (швейцарского города-государства), которые французским историком Пьером Шоню были названы «Убежищами» 17 века.

Либеральная политика Соединённых Провинций привела к концентрации в ней множества протестантских сект со всей Европы. Разумеется, это привело к тому, что маленькая страна в скором времени стала мощным интеллектуальным центром, а накопленные запасы пассионарной энергии помогли в итоге обзавестись обширными колониями и сильным военно-морским флотом. Таким же маяком для гонимых протестантов стала Женева.

Восточная Пруссия, в случае своего самоопределения, может послужить для русских европейцев всех идеологий таким же «Убежищем», каким были для протестантов Нидерланды и Женева. Наличие же в этом «Убежище» истинно православного ядра из прихожан РПЦЗ, закалённых орденской дисциплиной и длительной борьбой за национальные идеалы, послужит отличным цементирующим фактором. Впрочем, я, кажется, вторгся в область фантазий. Но разве не полезно иногда целенаправленно в неё вторгаться?

Автор: Фёдор Мамонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>