Русский Архистратиг Александр Васильевич Суворов | Zarenreich

Русский Архистратиг Александр Васильевич Суворов

Армия, В стране, История / 25 ноября 2015 г.
Суворов2

В ноябре 1730 года, 285 лет назад, родился один из самых великих полководцев в истории России — Суворов Александр Васильевич, национальный герой, не потерпевший ни одного поражения в своей военной карьере: в более, чем 60 сражениях, причём во всех них победа была достигнута при численном превосходстве неприятеля.

В детстве Александр Суворов был слабым и болезненным ребёнком и, судя по всему, ему было уготовано гражданское будущее. Но уже в те годы будущий полководец проявлял интерес к военному делу. На службу в Семёновский полк молодой Александр попал по наставлению и рекомендации прадеда Пушкина Абрама Ганнибала. Именно он убедил отца Суворова уступить наклонностям сына.

Начинал службу Александр Васильевич простым рядовым, во времена правления Елизаветы Петровны, и первое повышение получил не на полях сражения. Неся службу на посту у Монплезира, когда Семеновский полк стоял в Петергофе для обеспечения караульной службы, Суворов так ловко отдавал честь Императрице, что та, проходя мимо, поинтересовалась, как его зовут. Узнав, что Александр Васильевич – сын генерал-аншефа Василия Ивановича (генерал-губернатора Восточной Пруссии в 1761-62 годах), Государыня Елизавета Петровна протянула рядовому серебряный рубль. Суворов же ответил, что брать денег на посту не положено, за что получил нежданную похвалу Императрицы, а рубль был оставлен у его ног, и Елизавета Петровна велела забрать монету при смене караула. Уже на следующий день рядового Суворова повысили до звания капрала, а серебряный рубль он берег до конца своих дней.

Стоит сказать, что продвижение по лестнице военной карьеры, тем не менее, не было для Суворова лёгким. Офицера он получил только в 25 лет, а в чине полковника «застрял» на шесть долгих лет. Звание генерал-майора Суворов получил после войны с Польшей в 1770 году, звание фельдмаршала Екатерина II жалует ему в 1795 году. В 1799 году по окончанию Итальянского похода Павел I присвоил Александру Суворову звание генералиссимуса и повелел, чтобы полководцу отдавались такие же почести, как монаршей особе даже в присутствии самого императора.

Но отношения между Императором Павлом и Суворовым были непростые. В 1797 году он попал в опалу по причине настойчивого противодействия замыслу Императора установить в Армии обмундирование по прусскому образцу. Будучи в ссылке, Суворов даже просил Императора разрешить ему уйти монахом в Нилову пустынь, но впереди полководца ещё ждали подвиги во славу Отечества. Царь приказал идти в Европу походом — Суворов немедленно подчинился.

Меньше слов, больше дела – таков был Суворов. Стоит только прочесть его «Науку побеждать», чтобы проникнуться духом этого гениального человека, чьи решительность и духовная цельность были потрясающими.

В беспримерном Швейцарском походе русская армия, вышедшая из окружения без боеприпасов и продовольствия, разбившая все войска на своём пути, потеряла порядка 5000 человек (около 1/4 всей армии), многие из которых погибли при горных переходах. Но потери французской армии, которая превосходила русскую по численности, были больше в 3-4 раза. Кроме этого, российской армией пленено было 2778 французских офицеров и солдат, более половины из которых Суворов смог прокормить и вывести из Альп, что стало ещё одним свидетельством его великого подвига.

Суворов воспитывал солдата, внушал ему сознание величия его подвига, важности его долга перед Царем и Россией. Суворов не любил «немогузнаев». Так называл он тех, которые отвечали ему: не знаю. Он требовал, чтобы ему отвечали решительно. А чтобы отвечать решительно, должно знать точно то, о чем спрашивается. Таким образом приучил Суворов безделками по наружности к прозорливости, быстроте и точности.

Суворов ставил дух выше материи. Некогда вышел спор с союзными войсками о пушках, взятых у неприятеля. Союзники требовали, чтобы им отдали половину. Суворов решил этот вопрос так: «Отдать им все пушки, все отдать. Где им взять? А мы себе еще добудем».

Во время славного Рымникского сражения (происходившего 11 сентября 1789 года) Принц Кобургский, командовавший союзными России австрийскими войсками, сказал Суворову: «Видите ли какое множество турок против нас?»— «То и хорошо, — отвечал Суворов. — Чем больше турок, тем больше и замешательства между ними, и тем удобнее можно их перебить. Но все же их не столько, чтобы они нам солнце заслонили».

Александр Васильевич любил производить эффект на окружающих, добиваясь нужного воздействия, но всегда контролировал своё эмоциальное состояние. Например, характерным является следующий случай. Великий князь Константин, находящийся в отряде Розенберга, вынудил последнего совершить рискованную переправу на правый берег реки По, вопреки запретам Суворова. Неудачный маневр не остался незамеченным генералом Моро, и вскоре отряд Розенберга был атакован, разбит и обращен в бегство. Разгневанный Суворов отдал распоряжения войскам отряда, а Константина вызвал на приватную беседу. Изначально Александр Васильевич подумывал сообщить об инциденте Императору, отцу Константина, но по какой-то причине передумал. В течение получаса полководец и Великий князь оставались за запертыми дверьми, а по окончании беседы Константин Павлович покинул кабинет Суворова, будучи расстроенным и в слезах. До сих пор доподлинно неизвестно, что именно сказал полководец князю, но с тех пор Константин оказывал Александру Васильевичу особенное почтение.

Русские никогда не забудут разительного наставления Суворова: “Шаг назад — смерть! Вперед два, три и десять шагов позволю”. Даже и при многочисленном строе, когда случалось какому-нибудь рядовому вперед выдаваться, то никто не смел подвигать его назад, но целая тысяча и более по нему равнялась.

В боевом строю он требовал абсолютной тишины — солдат на священнодействии, «перед ним совершается кровавая жертва любви к отечеству». Для него было всего два пути — победа или смерть.

Суворов считал, что нужно наступать, наступать и еще раз наступать, поэтому большое внимание уделял ночным маршам. В то время когда армия противника разбивала лагерь и отдыхала, его бойцы шли вперед, внезапно оказываясь там, где их не ждут. Солдаты проходили по 80 километров в день. Но Суворов требовал от них невозможного, ставя в пример римских легионеров…

Таковы были русские полководцы, шедшие в бой за Дом Пресвятыя Богородицы — Святую Русь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>