Парижская резня: опыт успешного противостояния исламским радикалам во времена Пятой Республики

В мире, История, Общество, Политика, Религия, Статьи / 23 ноября 2015 г.
Франция станет арабской3

Французская нация фактически мертва. Без сопротивления, без кровавых сражений, без новой Вандеи, французская нация предпочла тихую, но сытую смерть славной борьбе за своё существование. Лишенный воли, порабощенный мировым интернационалом, французский народ забыл, что всего пятьдесят лет назад Франция была мировой державой, способной сохранять свои традиции, свою свободу и честь. Не страшась проливать кровь своих врагов не только в далёких и диких странах, но и на улицах и мостовых своих родных городов, за нерушимое право жить по-французски, а не оглядываться, боясь «унизить» инородцев колокольным звоном или своим образом жизни.

После второй мировой войны национальная Франция оказалась в тяжелом положении. Фактически проиграв войну, она аккуратно примкнула  к «стану» победителей, начав при этом усиленную борьбу со своим «коллаборационистским» прошлым, отказавшись от национального бытия. Под различными надуманными предлогами были открыты границы метрополии для выходцев из французских колоний. Десятки тысяч арабов из Северной Африки, Французского Алжира, хлынули в Европу. Начавшаяся  Алжирская война, а точнее бунт арабских националистов и исламистов в Алжире, под лозунгом «Гроб или чемодан для французов» накалили обстановку до предела.

Сейчас не принято вспоминать, но «несчастные арабы» начали боевые действия против Франции с характерным кровавым размахом, ужаснув граждан страны, видевшей вторую мировую. Так, одной из первых жертв «борцов за ислам и свободу» оказались французские школьники из города Бон, автобус которых был расстрелян. В самые короткие сроки по колонии прокатилась волна кровавых расправ над христианским французским населением. Жестокость не знала границ, примером чему может служить тот факт, что в 1955 году исламисты практически поголовно вырезали всё французское население шахтерского поселка близ Филиппвиля, современной Скикды. Арабские эмигранты во Франции, конечно же, поддерживали «священную» войну своих собратьев, желая всем сердцем гибели страны и народа, приютившего их.

Морис Папон (1910-2007), в 1998 осуждён за "преступления против человечества", лишён Ордена Почётного легиона. До конца жизни был верен своим убеждениям.

Морис Папон (1910-2007), в 1998 осуждён за «преступления против человечества», лишён Ордена Почётного легиона. До конца жизни был верен своим убеждениям.

К 1960-му году во Франции проживало уже почти 400  тысяч выходцев с Ближнего Востока и Африки, многие из которых, как и сейчас, были настроены враждебно по отношению к христианскому, свободному миру. Пришедший к власти в 1958-м году генерал де Голль, в отличие от современного французского правительства, очень серьёзно отнёсся к арабской миграционной угрозе. Видя постепенную деградацию французской нации, демографический кризис и слабость родного края он заявил: «У арабов – высокая рождаемость. Это значит, что если Алжир останется французским, то Франция станет арабской».

Взяв тем самым курс на отделение Алжира, несмотря на фактическую победу вооруженных сил метрополии над восставшими. Однажды французский маршал, республиканец и основатель шведской королевской династии, месье Бернадод сказал: «Чтобы править французами, нужна железная рука в бархатной перчатке».

В те времена такой «бархатной перчаткой» стал месье Морис Папон, прославившейся тем, что не только успешно предотвратил алжирский террор во Франции, но фактически ликвидировал французскую террористическую группировку под названием «Национальное алжирское движение». Современной французской полиции нужно основательно познакомиться с опытом этого талантливого администратора и полицейского, которого к слову, они осудили стариком в 1998-м году за «оказание содействия в геноциде евреев».

Так или иначе, будучи начальником полиции Бордо, он оставался непоколебимым патриотом своего Отечества и подчинился Национальному  Собранию, провозгласившему конец Третьей Республики 10 июля 1940-го года. Избежав возмездия после войны, в 1958-м месье Папон занял пост префекта Парижа. Опыт, полученный во время мировой войны оказался, как нельзя кстати: за короткий срок с 1958 по 1961 годы французская полиция смогла обезвредить более 60 арабских террористических групп, численностью около тысячи человек, не допустив ни одного теракта. Аресту и высылке подверглись более пяти тысяч человек. Планы исламистов по проведению терактов в метро, аэропортах, взрыва телецентра в момент трансляции речи президента страны и даже заражения городских водопроводов бактериями потерпели полный провал. Осознав невозможность воплощения своих планов в реальность, арабы приняли решение изменить свою тактику, сделав ставку на массовые выступления мусульман.

Стоит отметить, что мусульмане получили серьёзную поддержку от французских социалистов и коммунистов, считавших их всего лишь борцами против социального угнетения, и веривших, что восстание в Алжире – это первый шаг к социалистической революции во всей стране. Алжирская компартия, состоявшая в основном из французов и сотни добровольцев, вела боевые действия против своей страны и своего народа, ради торжества коммунизма.

Пик противостояния внутри Франции пришёлся на конец 1961 года, после чего месье Папон объявил комендантский час для всех «французских мусульман из Алжира». В ответ исламисты из Национального Освободительного Фронта опубликовали воззвание: «Алжирцы должны бойкотировать комендантский час. Для этого, начиная с субботы 14 октября 1961 года, они должны выйти из домов массами, с женами и детьми. Им следует гулять по главным улицам Парижа».

Надеясь тем самым спровоцировать парижскую полицию к жестким действиям, особенно в отместку за убитых ранее мусульманами жандармов.

День «неповиновения» французской власти был назначен на 17 октября 1961 года. На улицы старинного и гордого Парижа вышло более 40 тысяч мусульман, державших в руках плакаты со знакомыми современному европейцу лозунгами: «Франция – это Алжир», «Бей франков», «Эйфелева башня станет минаретом», «Прекрасная Франция, когда ты сдохнешь?»

И вскоре «мирная» демонстрация превратилась в погромы, переросшие в уличные столкновения. Парижский префект, месье Панон оказался весьма смелым и решительным человеком, не желавшим отдавать мусульманам на разграбление столицу его славного Отечества. Расположив по всему городу 7 тыс. полицейских, он успешно перекрыл доступ к станциям метро, вокзалам и центру города, начав массовые аресты, на что арабы ответили стрельбой, ранив нескольких полицейских и прохожих. Огромные толпы мусульман намеревались прорваться на остров Ситэ, взять штурмом и сжечь знаменитый собор Нотр-Дам, а также Дворец Правосудия, как главные символы свободной, христианской Франции: «Если арабы хотят войны, пусть они ее получат», - заявил префект.

Почти сорокатысячную толпу вооруженных арабов, месье Панон встретил лично на старинном мосту мосту Сен-Мишель. За его спиной стояло пятьсот французских жандармов, а по бокам моста на водной глади отражались вензеля Наполеоновской эпохи. Многие из жандармов, служили при свободной, национальной Франции, во вторую мировую войну и готовы были скорее умереть, чем дать запятнать честь и славу Французской столицы. Века истории взирали на них.

Арабы получили достойный отпор, переросший в стрельбу и жестокую рукопашную сечу. Демонстрантов били дубинками до потери сознания и сбрасывали с мостов в Сену. Туда же кидали убитых и раненых. Масса арабских «мирных» демонстрантов отхлынула, огрызаясь оружейным огнём, и вскоре обратилась в бегство, оставив на поле брани более 2000 единиц стрелкового оружия. Число погибших арабов исчислялось сотнями. «Парижская резня» стала последним организованным отпором во Франции исламизации и надолго врезалась в память арабам, умиротворив их на долгие десятилетия.

Но теперь французская нация мертва. Мусульмане сумели навязать французам комплекс вины за колониализм, расовую дискриминацию и прочие преступления, добившись признания полигамных семей (то есть многоженства) и особых прав как угнетенному меньшинству… И безнаказанно убивают французов…

Глава Информационного отдела БАРС
Ярослав Лавринович

One thought on “Парижская резня: опыт успешного противостояния исламским радикалам во времена Пятой Республики

  1. 1

    Как алжирские дикари начали «освобождение Алжира» с расстрела автобуса со школьниками, так украинское дикарьё начало геноцид русских с сожжения возвращающихся из Киева в феврале 2014 автобусов с крымчанами около Корсуня. 13 крымчан погибло. В автобусы украинцы вбрасывали бутылки с коктейлями молотова, русских вытаскивали а потом на коленях заставляли ходить вокруг автобусов, голыми руками заставляли набивать себе карманы битым стеклом и петь при этом гимнО украины. Тех кто сбежали во время Корсуньского погрома, украинские банды расстреливали в полях из охотничьих ружей — украинские бабушки охотно показывали охотникам где прячутся москали. Вслед за этим в Крым должны были хлынуть «поезда дружбы» с правым сектором, Корчинский описал их миссию:»Крым или останется украинским или станет безлюдным». А потом украинское быдло сожгло русских в Одессе — фотографии русских жертв в Доме профсоюзов как две капли воды похожи на те 1943 Волынской резни на поляках…Вечная память русским героям павшим от рук украинских дикарей, не забудем, не простим !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>