Государь Император Николай II: «Как совестно перед всем светом за наше семейство!»

В стране, История, Политика / 23 мая 2015 г.
Государь Император Николай Второй об эгоизме

В последние десятилетия XIX века Императорская Фамилия значительно увеличилась. У некоторых сыновей Императора Николая I было по шесть детей. Они образовали целый клан, и Александр III, целиком отдавая себе отчет в том, что необходимо сохранять честь старинного рода и выполнять огромные обязательства, которые накладывала принадлежность к этому роду, правил всеми ими как патриарх. Он не мог не знать о существовании среди Романовых отдельных партий и соперничества между ними. И не любил их всех одинаково. Мало общего, к примеру, было между ним самим и его младшими братьями, в особенности, Великим князем Владимиром Александровичем. Тем не менее, Александру III удавалось сохранить внешнюю видимость достоинства и единства. Он управлял Фамилией, и члены ее боялись Царя. Он не терпел бездельников и расточителей.

Отсюда не следует, что все члены семейства Романовых вели столь же безупречную жизнь, как и он сам. Например, известно, что двоюродный брат Александра III Великий князь Николай Константинович (1850-1918) был осужден в 1874 году на вечную ссылку в Среднюю Азию за кражу бриллиантов у собственной матери для угождения своей любовнице — американской танцовщице Фанни Лир, в чём так никогда и не раскаялся. Официально Великий князь Николай Константинович был объявлен безумным, на Императорских бумагах было запрещено упоминать даже его имя, а принадлежавшее ему наследство передавалось младшим братьям. Он также лишался всех званий и наград и вычёркивался из списков полка.

Но открытых скандалов не было. Ни в самой Империи, ни за ее пределами не распространялись смачные истории об альковных похождениях, греховных пристрастиях членов Российского Императорского Дома и тому подобное. По существу, Император был стержнем династии.

Хотя внутренняя связь между отдельными ее представителями была далека от совершенства, фасад был достаточно надежен.

Но Александр III умер слишком рано, и после его смерти связи распались. В тех случаях, когда он бы приказал, его сын Николай II стал бы упрашивать. Александр III не всегда удосуживался надевать бархатную перчатку на свой железный кулак. Николай II не нуждался в бархатных перчатках: его руки были слишком нежны.

С самого начала было очевидно, что он не сможет принимать собственных решений, не оглядываясь на всю эту толпу дядей и кузенов, которые, едва их спустили с поводка, стали вести себя как им заблагорассудится. Начали образовываться группировки. В те отрезки времени, когда Вдовствующая Императрица Мария Фёдоровна, мать Императора Николая II, уезжала в Гатчину, а затем часто совершала поездки в Данию и Англию, подолгу там оставаясь, живший в Петербурге Великий Князь Владимир Александрович — очень умный, прекрасно образованный, но в то же время честолюбивый человек — играл в столице главную скрипку. Независимо от их различий великокняжеские дворы объединяла их общая решимость утвердить себя и общая неприязнь к молодой Императрице, супруге Государя.

Сестра Императора Николая II Великая княгиня Ольга Александровна вспоминала:

кавычки3Не хочу сказать, что среди нас не было никого, кто обладал бы достаточным умом и способностями, чтобы служить Государю и своей Родине, но таких было недостаточно. Большинство из нас досаждали Ники и даже устраивали сцены в его присутствии, чтобы удовлетворить свои интересы, свои ничтожные помыслы. Придирались ко всему, что он делал или не делал. Положение стало, в конце концов, невыносимым, так что вряд ли стоит осуждать Ники за то, что он избегал встреч с некоторыми представителями Императорской фамилии. Оглядываясь назад, я убеждаюсь, что слишком многие из нас, Романовых, были эгоистами, которых снедала ненасытная жажда наслаждений и почестей. Ярче всего это доказывала ужасающая неразборчивость, какую проявляли представители последнего поколения нашей семьи в вопросах брака. Следовавшие один за другим семейные скандалы не могли не шокировать русское общество. Но разве хоть кого-то из них заботило, какое они производят впечатление? Ничуть. Некоторые даже не возражали против их высылки за границу.

До воцарения Николая II среди членов Дома Романовых было всего лишь два случая разводов. Петр I развелся со своей первой женой, Евдокией Лопухиной, и отправил ее в монастырь, обвинив ее в том, что она вмешивается в его планы реформ. В 1794 году Великий князь Константин, второй сын Императора Павла I и внук Екатерины II, женился на принцессе Юлии Саксен-Кобург-Готской. Детей у них не было, брак оказался неудачным, и в 1801 году супруга Великого князя покинула своего мужа и навсегда оставила Россию. Лишь в 1820 году Александр I согласился на развод брата, чтобы дать ему возможность жениться на своей любовнице, знатной польке, которой был дарован титул княгини Ловицкой. Однако, развод Великого князя Константина Павловича, а тем более, его повторный брак на женщине неравнородного происхождения, что лишало Великого князя права престолонаследования, были государственной тайной.

В соответствии с Основными Законами, ни один из членов Императорской Фамилии был не вправе вступать в брак без разрешения Монарха, не вправе он был также вступать в брак с разведенными лицами или в неравнородный брак. Однако, в течение нескольких лет после воцарения Императора Николая II произошла целая серия матримониальных бунтов и даже кое-что похуже. Вереницу ослушников возглавил его двоюродный дядя, Великий князь Михаил Михайлович, один из шести сыновей Великого князя Михаила Николаевича, внук Николая I, который женился на особе неравнородного происхождения вопреки запрету Государя. Его попросили выехать за границу, и он поселился в Англии. В Россию он так и не вернулся. Супруга его [по материнской линии дедушкой её был А.С. Пушкин] получила от английской королевы титул графини Торби.

Вторым ослушником был дядя Государя Великий князь Алексей Александрович, постоянно пренебрегавший своими обязанностями в качестве Генерал-Адмирала Российского Императорского Флота, влюбился в герцогиню Зинаиду Дмитриевну, супругу герцога Евгения Лейхтенбергского, считавшуюся самой красивой женщиной в Европе. Несмотря на все усилия его племянника заставить дядю прекратить эту связь, Великий князь Алексей Александрович продолжал повсюду сопровождать чету Лейхтенбергских, подвергаясь насмешкам со стороны завсегдатаев европейских курортов, которые называли неразлучную троицу «menage royal a trois». В данном случае развода не было, но тем скандальнее была история.

Затем Анастасия Николаевна, княжна Черногорская и герцогиня Лейхтенбергская, разошлась с мужем и вышла замуж за Великого князя Николая Николаевича (младшего), двоюродного дяди Императора, который в Первую Мировую войну был Главнокомандующим действующей Русской Армии, а в марте 1917 году «коленопреклонно» просил Государя отречься от Престола. Снова послышались увещевания и протесты со стороны Государя, но к тому времени в династии Романовых попрание основных государственных законов стало обыденностью.

Другой дядя, Великий князь Павел Александрович, овдовев [первая жена его была принцесса Александра, дочь короля Греческого Георга I и королевы Эллинов Ольги Константиновны. У них было двое детей: Великий князь Димитрий Павлович, замешанный в убийстве Распутина, и Великая княжна Мария, вышедшая за шведского принца Вильгельма], решил жениться во второй раз на разведенной жене полковника, очаровательной госпоже Пистолькорс. По этому поводу Государь писал родительнице:

кавычки3Еще весною я имел с ним [В. к. Павлом] крутой разговор, кончившийся тем, что я его предупредил о всех последствиях, которые его ожидают. Ко всеобщему огорчению, ничего не помогло… Как всё это больно и тяжело и как совестно перед всем светом за наше семейство! Какое теперь ручательство, что Кирилл не сделает того же завтра, и Борис или Сергей М. поступят так же послезавтра? И целая колония Русской Имп. фамилии будет жить в Париже со своими полузаконными или незаконными женами! Бог знает, что такое за время, когда один только эгоизм царствует над всеми другими чувствами: совести, долга и порядочности!

Николай II написал это письмо 20 октября 1902 года. Три года спустя, оправдывая мрачное пророчество Государя, его двоюродный брат, Великий князь Кирилл, старший сын Великого князя Владимира Александровича и будущий Император в изгании Кирилл I, женился на разведенной жене Великого герцога Гессен-Дармштадтского Эрнста, Виктории-Мелите. Император уволил Кирилла с флота и запретил ему проживание в России. Дядя Государя, Великий князь Владимир Александрович устроил скандал и пригрозил оставить все свои официальные посты, если Император не изменит своего решения. Однако Государь остался непоколебим.

Наконец, на Императора обрушился еще более тяжелый удар. Неизбежный скандал сопровождался и тяжелыми личными переживаниями Николая Александровича. Великий князь Михаил Александрович, его родной брат, предпочел нарушить закон, хуже того, порвать с традициями Дома Романовых. Что пережили его сестры, в особенности, Ольга, трудно себе представить.

В августе 1906 года расстроенный Государь писал матери:

кавычки3Три дня назад Миша написал мне, что он просит моего разрешения жениться… Разумеется, я никогда не дам согласия моего на этот брак… Несравненно легче согласиться, нежели отказать. Не дай Бог, чтобы из-за этого грустного дела в нашей семье вышли недоразумения.

Дама, толкнувшая Великого князя на безрассудство, была некая Наталья Шереметьевская, дочь московского присяжного поверенного. В первый раз она вышла замуж за купца Мамонтова, вскоре после чего развелась. Затем вышла замуж за поручика синих кирасир Вульферта. Командиром лейб-эскадрона этого полка был Великий князь Михаил Александрович. Госпожа Вульферт стала его любовницей и тотчас же развелась с мужем в надежде стать супругой Великого князя. Офицер Кирасирского Её Величества Лейб-гвардии полка В.Трубецкой в своей книге «Записки кирасира» отмечал, что госпожа Вульферт искренно полюбила Великого князя, ответив взаимностью на его любовь. Никакого расчета у нее не было. Но тем не менее, свои личные чувства она поставила выше государственных интересов, пренебрегая долгом верноподданной, равно как и родной брат Государя.

Скандальная эта история стала известна многим, начали поговаривать о тайном браке между Великим князем и этой дамой. Никто не знал, что Великий князь не нарушал закона, но когда госпожа Вульферт, получив развод, уехала за границу, Михаил Александрович последовал за ней, вопреки запрету брата. Влюбленная пара переезжала с места на место, не ведая, что русские тайные агенты постоянно держат их в поле зрения. В конце концов они отправились в Вену, где их тайно обвенчал один священник-серб.

Великий князь изолировал себя от Императорской Фамилии сравнительно давно, но известие о его браке скрывать долго было нельзя, и ему было запрещено возвращаться в Россию. Лишь с началом Великой войны в 1914 году Государь разрешил брату вернуться на родину, и его супруга получила титул графини Брасовой. Ни сам Император, ни обе Императрицы не принимали у себя жену Михаила.

Великая княгиня Ольга Александровна вспоминала:

кавычки3Представляете себе, как все это воспринял Ники? Михаил был единственным братом, который у него остался. Он мог бы оказать Ники большую помощь. Снова повторяю, виноваты мы все. Из троих сыновей дяди Владимира один был выслан за границу, второй, Борис, открыто жил с любовницей, а от третьего, Андрея, не было никакого проку. А ведь они были сыновьями старшего Великого князя и по закону о престолонаследии стояли на третьем месте — после Алексея и Михаила. Не было никого из членов нашей фамилии, которые могли оказать поддержку Ники, за исключением, может быть, Сандро, моего зятя, да и там со временем начались нелады: между Сандро и Ксенией появились серьезные разногласия. Какой же пример могли мы дать своим соотечественникам?

Великая княгиня так сурово судила о своих августейших родственниках потому, что сама отступила от династических законов, вступив в неравнородный брак с полковником Н.А. Куликовским в 1916 году:

кавычки3Нет никакого сомнения в том, что распаду Российской Империи способствовало последнее поколение Романовых. Дело в том, что все эти роковые годы Романовы, которым следовало бы являть собой самых стойких и верных защитников Престола, не отвечали нормам морали и не придерживались семейных традиций… Включая и меня.

- Составлено на основании книги Йена Ворреса «Мемуары Великой Княгини Ольги Александровны», 1960 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>