Генерал Краснов: «Для солдата Императорской Армии Россия была единая»

В стране, История, Политика / 5 марта 2014 г.
Попущением

Мы уже писали о том, что Путин, этот реставратор советской диктатуры в России, и, одновременно с этим, угодный Западу нефтеносный ставленник (два в одном), заинтересован в том, чтобы между великороссами и малороссами, двумя ветвями единой Русской нации, произошёл вооружённый конфликт, который навсегда разлучит братские народы и оторвёт украинцев от единого Русского мира. Таким образом, будет устранено важное условие возрождения единой неделимой православной Русской нации — племенное единство русских.

Вместе с этим, Путин выступает в роли «защитника русского народа», с успехом имитируя русский национализм и привлекая на свою сторону поверхностных шовинистов, которые совершенно незнакомы с исторической Россией.

Однако, этот лукавый политический ход матёрого кремлёвского плутократа виден всякому русскому национал-монархисту. Особенно характеризует чекиста Путина его отношение к Святому Государю Императору Николаю II, против которого он уже неоднократно высказывал свою враждебность и даже ненависть.

Вчера, 4 марта 2014 года, в интервью российским СМИ (второй день Великого Поста) в своей резиденции в Ново-Огарёво чекист Путин назвал Святого страстотерпца Николая Второго — Николаем Кровавым. 

Это не просто шаблон из советского учебника по истории — это отражение духовного мира президента РФ. В связи с этим, особенно больно наблюдать, как законная Глава Российского Императорского Дома Великая Княгиня Мария Владимировна РОМАНОВА имеет общение с представителями политического режима Путина, и с его правой рукой — Кириллом Гундяевым, которого считает даже своим духовником, искренне полагая, что это и есть Россия, российская власть, которую сознательно избрали народы России.

Предлагаем вниманию читателей отрывок из мемуаров генерала П.Н.Краснова «Тихие подвижники. Венок на могилу неизвестного солдата Российской Императорской Армии», который многое объясняет, а главное — свидетельствует о том, какой была настоящая Единая Неделимая Императорская Россия.

- Широкое чувство любви и уважения к России было общим для всей массы русских солдат-военнопленных, без различия национальностей. Россия была действительно, а не на словах, — великая, единая и неделимая. Вся масса русских солдат составляла единую Императорскую Русскую Армию.

Австрийско-Германское командование, заинтересованное в раздроблении России и порождением розни между народами, составляющими Русскую Империю, тщательно выделяло в особые лагери поляков, украинцев и мусульман.

Когда сестра подъезжала к одному из таких лагерей, сопровождавший ее австрийский офицер спросил, говорит ли она по-польски?

— Я не знаю польских солдат. Я знаю только одну русскую армию, и в ней всякий солдат — русский солдат. Я буду здороваться по-русски. 

Но вопрос этот смутил сестру. «Неужели, — думала она, — немцы успели так распропагандировать солдат, что они забыли Россию и отвернутся от меня, когда я им заговорю о России».

Во избежание чего-либо тяжелого для русского самолюбия, сестра решила быть сдержанной и изменить форму своего обычного привета — поклона от Матушки-России.

У лагеря, в строгом войсковом порядке, были выстроены солдаты. Они были чисто одеты. Все сохранили свои полковые погоны и боевые кресты и медали.

Когда сестра подошла к фронту, раздалась громкая команда:

Смир-рна… Равнение направо. Сотни голов повернулись на сестру.

— Вольно, — сказала сестра и пошла по фронту. Дойдя до середины строя, сестра остановилась и сказала:

— Я очень рада навестить вас и низко кланяюсь вам, так много пострадавшим. Вся ваша земля занята противником. Много горя выпало на долю ваших семей. Но Бог не без милости. Я верю, что скоро будет день и час, когда враг будет изгнан из родной нашей земли.

Сестра не успела договорить, как правый унтер-офицер громко крикнул:

— Государю Императору — ура!

По польскому лагерю загремело перекатами русское «ура» и сестра поняла, что опасения ее были неосновательны, что польских солдат не было, что перед нею были императорские русские солдаты. 

Она шла по лагерю, расспрашивала солдат о их нуждах и, когда собралась уезжать, они все столпились вокруг нее.

— Хотя нас и заперли в польский лагерь, — говорили ей пленные, — «рекламации» нам давали, мы остались верными Царю и Родине. Мы очень счастливы, что вы нас навестили, и скажите в России, что мы своего долга, как русские солдаты, не забыли.

* * *

Император Вильгельм собрал всех пленных мусульман в отдельный мусульманский лагерь и, заискивая перед ними, построил им прекрасную каменную мечеть.

Я не помню, кто именно был приглашен в этот лагерь, кому хотели продемонстрировать нелюбовь мусульман к русскому «игу» и их довольство германским пленом. Но дело кончилось для германцев плачевно. По окончании осмотра образцово содержанного лагеря и мечети, на плацу было собрано несколько тысяч русских солдат мусульман.

— А теперь вы споете нам свою молитву, — сказало осматривающее лицо.

Вышли вперед муллы, пошептались с солдатами. Встрепенулись солдатские массы, подравнялись и тысячеголосый хор, под немецким небом, у стен только что отстроенной мечети дружно грянул:

— «Боже, Царя храни…» 

Показывавший лагерь в отчаянии замахал на них руками. Солдаты по своему поняли его знак. Толпа опустилась на колени и трижды пропела русский гимн! Иной молитвы за Родину не было в сердцах этих чудных русских солдат.

Публикации на эту тему:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>