Две России: отечественная история глазами русских сверхнационалистов | Zarenreich

Две России: отечественная история глазами русских сверхнационалистов

В стране, История, Культура, Общество, Статьи / 24 февраля 2016 г.
Dve_Rossii

Два чувства дивно близки нам —
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
На них основано от века
По воле Бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его…

- Пушкин.

Разбирая беды сегодняшнего дня, ища ответы на вопрос о причинах, приведших Россию к страшной катастрофе, в результате которой с политической карты мира исчезла во мгновение ока великая и могучая нация, многие наши исследователи предлагают нам увидеть корень проблем во внешнем влиянии на Русь, нередко ссылаясь на фактор монгольских завоеваний или обвиняя во всём царскую власть.

Не желая ввязываться в бесплодные споры о зле, принесённом сегодняшним россиянам туменами Батыя и опричниками Ивана Грозного, хочется обратить внимание кропотливых изыскателей на один немаловажный фактор – прежде чем судить о нашем национальном пути, необходимо обрести национальное самосознание, т.е. мыслить о жизни и смерти также как о том мыслил русский человек, созидавший и защищавший Русское государство.

Иначе просто забавно, порой, читать высокоумные теории о русской нации людей, не умеющих лба перекрестить и представления не имеющих о русской идеологии. Древние были не глупее нас, призывая, прежде чем о чём-либо судить, познать самого себя, познать своё окружение, свой народ и его душу, увидеть подлинный облик Отечества. Мы же, нередко, видим, как безбожный россиянин, изуродованный советской школой, глядя на окружающий нас homo soveticus, ничтоже сумняшеся, выносит диагноз о болезнях русского народа.

Стоит заметить, что подобная тенденция появилась на Западе с тех пор, как только большевики укрепились в России. Тогда у многих европейских  политиков стало модно говорить о русском варварстве и ссылаться на красную Москву, чему коммунисты усиленно подыгрывали, скрывая свою разбойную физиономию за нашими традициями и культурой. Сколько тогда доверчивых эмигрантов возвращались в Совдепию, чтобы окончить свою жизнь у расстрельной стенки или сгнить в ГУЛАГе.

Иерархия РПЦЗ, во главе со своим Предстоятелем Митрополитом Антонием (Храповицким), с первых же дней своего изгнания противостояла такому смешиванию жертвы с палачом:

кавычки3Народы Европы! Народы Мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мiровых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против Ваших детей и внуков! А лучше помогите честным русским гражданам. Дайте им в руки оружие, дайте им своих добровольцев и помогите изгнать большевизм — этот культ убийства, грабежа и богохульства из России и всего мира…

- взывали наши иерархи в декабре 1921 года к будущим участникам  мировой конференции в Генуе. Уже после Второй мировой войны И.А. Ильин пишет свою известную работу «Советский Союз — не Россия». Как Советский Союз не Россия, так и народ советский это не Русский народ, а потому и всякие аналогии с русским народом проводить не разумно. Как от пьяного человека глупо требовать исполнения общепринятых норм поведения, так и от массы, заражённой революционной стихией, нельзя ждать проявления традиционных духовно-нравственных чувств, присущих той или иной нации.

Мы об этом можем судить на примерах всех революций, начиная с французской. По крайней мере, нам неизвестно, чтобы французы объясняли свою революционную дикость и кровожадность эпохой противостояния с норманнами, как и то, чтобы испанцы за преступлениями красных в 1936-1939 годах разглядели полумесяц Магриба.

Как разруха начинается в головах, так и революция начинается с умопомешательства, с потери рассудка. То, что это так, скажет всякий христианин знакомый с декларациями большевиков и их сегодняшними преемниками, а преступления, совершённые как ими, так и их последователями, только подтверждают данный вывод, ибо многое из того, что творили эти изверги, духовно здравому человеку не придёт и в мысли. Для того же, чтобы большую часть Русского народа ввести в состояние умопомрачения, понадобилась мiровая война. Фактор, надо сказать, не маловажный.

Раздуваемая истерия, паника питаемая ложью и обманом — вот тот фон, на котором случился надлом русской психики. Стоит заметить, что советский человек противостоять подобным методам совершенно не в силах — это видно по его сегодняшнему беснованию вокруг фигуры «национального лидера» с 90% поддержки. Тогда же, на заре большевицкой оккупации, «товарищам» пришлось вырезать почти всю национальную элиту русского народа, то есть подлинную аристократию нашей земли, пытавшуюся собственной грудью остановить топор безумцев. От 60 до 100 миллионов погибших — жертвы Русского народа в неравной схватке с красной стихией. Вот причина того, почему сегодня кремлёвский чекист имеет такую колоссальную поддержку лишённой национальных корней массы.

Поскольку революция имеет духовные первопричины, постараемся в первую очередь увидеть их. Как могло произойти так, что большая часть Русского народа не смогла сохранить самообладания тогда, когда того потребовали обстоятельства? Ответ на данный вопрос и укажет нам путь к возрождению и восстановлению исторического облика России.

Довольно часто нам приходиться слышать от наших оппонентов, что, дескать, мы, русские националисты и монархисты, идеализируем историческую Россию, закрываем глаза на неудобные нам факты из истории и создаём некий сказочный лубок вместо подлинного образа страны. Как это ни парадоксально, но большей частью такая критика исходит из лагеря западников, чьи идейные предшественники так сильно потрудились над разрушением нашего Отечества. Да и аргументы, надо заметить, используются те же, как это можно видеть на  примере известного письма В.Г. Белинского Н.В.  Гоголю:

кавычки3Вы не заметили, что Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, сколько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а со здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их исполнение… Вот вопросы, которыми тревожно занята Россия в ее апатическом полусне!

Надо заметить данное письмо прекрасно иллюстрирует образ мышления той части русской интеллигенции, что ещё не отреклась от Христа, но уже отошла от Православия, не знала его и не понимала, в связи с чем стояла на сугубо материалистической точке зрения, ибо и проповедь, и молитва Церкви никогда не означала противоречия со «здравым смыслом», что видно было уже на блестящих примерах русской культурной жизни и успехах в научно-техническом развитии. Беда Белинского и ему подобных мечтателей была в том, что они спешили жать не сеявши, обличали не исправляя и, блуждая, сами других звали за собой.

Как это странно ни покажется нашим критикам, но именно подлинные русские националисты или, лучше сказать, сверхнационалисты, как о таковых выразился И.А. Ильин, то есть люди, ставящие христианские принципы выше любви к своей нации, и являлись всегда самыми последовательными и убеждёнными критиками, как русского народа, так и промахов государства Российского.

Сегодня многим известно довольно жёсткое высказывание  Владыки Антония (Храповицкого), опубликованное в  1899 году. Владыка Антоний (Храповицкий), имея в виду расцерковленную часть русского общества, написал:

кавычки3Это уже не народ, но гниющий труп, который гниение свое принимает за жизнь, а живут на нем и в нем лишь кроты, черви и поганые насекомые… ибо в живом теле не было бы удовлетворения их жадности, не было бы для них жизни.

За двадцать девять лет до Владыки Антония наш известный писатель, к тому же ещё и агент русской разведки в Париже, Иван Сергеевич Тургенев выразился мягче, но зато конкретнее:

Все спят! Спит тот, кто бьет, и тот, кого колотят!
Один царев кабак – тот не смыкает глаз:
И, штоф очищенной всей пятерней сжимая,
Лбом в полюс упершись, а пятками в Кавказ,
Спит непробудным сном отчизна Русь святая!

Однако, даже через сорок с лишним лет ситуация в стране не меняется, о чём и пишет архиепископ Никон (Рождественский) уже в 1912 году:

кавычки3Нужно сначала отрезвить народ, потом просвещать. Прежде — спасти его от алкоголизации, от вырождения, от поголовной гибели… А то «просвещение», которое готовят ему ввиду «всеобщего обучения» с учителями нового типа, только ускорит эту гибель. Если есть у вас лишних сто миллионов — то сократите на эту сумму спаивание народа. Если нет никакой возможности обойтись без питейного дохода сразу, уничтожить всякое производство и продажу алкоголя во всех его видах, признавая его ядом наравне с опиумом, гашишем и подобными отравами, строжайше преследуя его продажу и выделку, — то постепенно сводите доходы от этого яда на нет.

Между тем из сложившегося положения дел искал выход и сам народ, в лице своих лучших представителей, о чём и сообщает тот же Владыка Никон:

кавычки3Отчего у нас понятия помутились, отчего мы не можем отличить черное от белого? Да оттого, что нас не учат, с нами не беседуют по-отечески, оттого, что мы не чувствуем той теплоты в наших пастырях, какой просит наша душа… Если бы наши пастыри пошли в деревню на беседы, посмотрите, как повалил бы к ним народ послушать святой той проповеди, пришли бы и мужчины, и женщины, и дети: какая радость была бы для пастыря, да и для простых людей! Они долго помнили бы и проповедь, и проповедника. А у нас появились волки хищные в овечьей шкуре, именуемые баптисты, и увлекают из стада Христова добрых овечек. Везде, где они появляются, народ валом валит послушать проповедника-баптиста о слове Божием. Простой человек рад хоть безбожника послушать, только бы говорил он о слове Божием. А у нас нет бесед у наших пастырей, нет света, нет тепла, и остыли наши души, и перестают православные в церковь ходить… Дайте же нам света, дайте нам тепла, согрейте нас отеческой любовью!.. Вот голос православной народной души.

Для сравнения посмотрим, как в это же время обстоят дела с народным образованием в соседней Германии. В июле 1866 г. после победы при Садове, одержанной прусской армией в ходе австро-прусской войны, профессор географии из Лейпцига Оскар Пешель написал в редактируемой им газете «Заграница»:

кавычки3Народное образование играет решающую роль в войне… когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским школьным учителем.

На что блестящий Хельмут Карл Бернхард фон Мольтке, генерал- фельдмаршал двух империй — Германской и Российской, отреагировал так:

кавычки3Говорят, что школьный учитель выиграл наши сражения. Одно знание, однако, не доводит еще человека до той высоты, когда он готов пожертвовать жизнью ради идеи, во имя выполнения своего долга, чести и родины; эта цель достигается — его воспитанием… Не ученый выиграл наши сражения, а воспитатель…

Как видим, если немцы ещё в 19 веке отдавали должное своему учителю и воспитателю то мы и сегодня можем сетовать на отсутствие бесед пастырей, воспитания и образования русского народа, блуждающего то в аполитичности, то в поисках своего ближнего. И это при том, что потеряв Россию, многие из причин нашей трагедии были названы нашими предшественниками, такими, например, как Н.Е. Марков:

кавычки3Русский народ по крови, духу, географии и истории всегда был ближе к Востоку, чем к Западу. Непротивленство и даже пораженчество всегда таились в глубинах нашего народного характера. Авось, небось, как-нибудь и над всем этим анархическое «ничаво»… Материковая подоплёка русского духа — анархизм, тяга к шири, бескрайности, безначалию. Отсюда прирождённое неуважение к правилу, закону, порядку, меже, границе, чужому и своему труду, к чужой и своей собственности, склонность к неделанию, ибо к чему делание, раз ничего не дорого… Только на такой подоплёке, порочном пережитке, унаследованном от давних предков, и смогли так махрово развиться у нас большевичество, безбожие и интернационал. Большевичество отнюдь не есть порождение Запада, как и марксизм. Марксизм теоретический — плод еврейского, т. е. азиатского духовного творчества, ловко привитый Западу… Русский народ, как восточный по основе и духу, всегда был предрасположен к большевичеству как болезни духа. Русская государственность, русская культура возникли, укрепились и расцвели только через исторические приливы к первобытной, необузданной, бескрайней азиатской стихии волн западной культуры, через заключение буйного кочевого восточного духа в европейские твёрдые формы и направление дикой энергии к общеполезным целям.

- Из статьи в «Высшем Монархическом Совете», 1926.

Вскрывая пороки русского человека отец Константин (Зайцев), которого святитель Филарет (Вознесенский) называл глубоким православным умом, так писал:

кавычки3Бунтарство, как грех воли, может смываться покаянием, как это показывает русская история. Не то противление революционное, взрывающее святые основы жизни намеренно, делая святыню объектом своей сознательно-враждебной деятельности, — это глубокая порча ума и сердца, почти недоступная покаянию. Характерная черта февраля 1917 года — сравнительно незначительная активность революционных сил при всеобщем попустительстве и непротивлении, — некоем «умывании рук» большинством народа или параличом его воли. Через это почти все, за малым исключением, приобщились к греху революции и цареубийства, — и потому использованы машиной сатанократии, как материал для своей деятельности.

П.Н. Краснов писал:

кавычки3Русь двуликая, и одно лицо — пьяное, широкие скулы, вздутые щеки, приплюснутый обезьяний нос, ноздрями вперед торчащий, рыжая, клочьями борода, длинный стан, длинные руки, короткие кривые ноги, пакостная ругань на устах, вши в волосах, колтуном торчащих, блохи и клопы на теле. Пьяная, грязная бедность в избе, и глупое бахвальство, и тупость, до анархизма доходящая. Разве не читали мы про такого мужика? Разве не из этих кретинов-мужиков народились все те, которые валили трон и издевались над религией? У него и подруга была соответствующая. Пьяная, вечно брюхастая баба, круглоликая, циничная, грубая, и такая же грязная, как и ее обладатель… Такой видел я Русь на многих картинах, о такой читал, и эта Русь, голодная, металась в двадцатых годах, и гибла от голода и болезней, и падала под огнем пулеметов… Та Русь — отчаянная и отчаявшаяся, та Русь — никчемная, гнилая, трухлявая, сегодня отречется в угоду царям от своей веры, завтра пойдет за кем угодно, послезавтра и Бога оставит. Сегодня кличет своему выборному вождю: «Веди нас!» Завтра кричит уже: «Долой!» Но не она — Россия. Россия прекрасная, сильная — это та, вторая Русь. Она создала богатырей киевских, что заставами стали по всей Святорусской земле, боролись с Соловьями-Разбойниками, истребляли Идолище Поганое, освободили Русь от татарвы неистовой. Та пьяная, никчемная Русь роднилась с татарами, кланялась им и служила. Из этой, нарядной и красивой, Руси сложился прекрасный быт Святорусской земли, с ее соколиными охотами, садами тенистыми, теремами высокими, любовью крепкой и святой и верой православной. Она писала «Домострой», чтобы обуздать ту пьяную, паршивую Русь, она создала «Слово о полку Игореве», памятник красоты неописанной. Она строила кремли, она создавала Василия Блаженного, и она же рубила головы той, первой, Руси.

Поэтому, критикуя недостатки исторической России, дорогие оппоненты, помните об этих двух Россиях, найдите среди них свою, но не уподобляйтесь крыловской Хавронье (см. басню «Свинья»).

- Иеромонах Николай (Мамаев), Кенигсберг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>