Спасение остатков русского народа и возрождение государства Российского, лежащего ныне в руинах, возможно только одним единственным путём. Путём не одних только экономических или социальных изменений, политических революций под громкими лозунгами, но путём планомерной, медленной реконструкции всего общества, в основе которой должны быть положены вечные ценности европейской цивилизации: христианство и свобода.

Законы духовной жизни неизменны. Кто насыщается живой водой из истинного источника, по слову Христа, не будет жаждать вовек. Волки в овечьих шкурах, которые расхищают стадо, таковым источником быть не могут. Лучшее, что они могут дать — это воду из колодца, про которую Спаситель сказал: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять (Ин. 4, 6-38)

Свобода держится на частной инициативе, где главенствующую роль занимает право человека вести предпринимательскую деятельность. На протяжении столетий купечество, преобразуясь и изменяясь, оставалось одной из незыблемых опор любого европейского государства, к которым относилась и Российская Империя. Неудивительно, что вслед за дворянством, большевики, пытаясь задавить возможное сопротивление, стремились уничтожить любую даже самую малую торговую инициативу, исходившую от простых крестьян-частников. Людей, доказывавших на деле, что обличаемая и критикуемая партией «прогнившая» западная система всегда была и есть эффективней любого государственного плана, и способна самостоятельно, без регулирования, обеспечивать население высокими доходами и более качественными товарами.

О проблеме определения границ русской и советской ментальности написано очень много. Не раз и не два перо различных талантливых русскоязычных публицистов, аналитиков и политиков пыталось прочертить линию, отделявшую русского человека от совершенного нового — советского. И почти всегда оно натыкалось на непреодолимую стену собственного нежелания перейти «русский Рубикон» и, наконец, смело судить о том, когда же с арены мировой истории фактически сошел в небытие  русский человек, а его место занял «рождённый» ВКП(б) русскоязычный гражданин СССР, потомки которого населяют ныне бескрайние просторы Российской Федерации.

Ушли в мир иной когорты бескомпромиссных бойцов за православную Русь, умеющих разить  красное лихо не только острым мечом, но и метким словом. Сегодня нас сотни, и даже — неполного состава, стоящие, словно дружинники Коловрата, под глыбами лжи, малодушия и злорадства. Грустить ли нам от этого или предаться унынию, опустив от безнадежности руки?

В 1515 году Великий Князь Василий Иоаннович обратился с просьбой к Вселенскому Патриарху Феолипту и к проту (старейшине над всеми настоятелями) Святой Горы Симеону о присылке к нему на некоторое время переводчика греческих книг. Князь просил прислать известного тогда на Афоне старца Савву.

Власти Российской Федерации продолжают упорно бороться с любыми независимыми организациями и политическими объединениями, способными встать на защиту прав и свобод как отдельных граждан, так и целых этнических групп. С завидным упорством различные государственные органы проводят планомерную зачистку политического поля страны, желая обезопасить себя и своё будущее от возможного народного гнева. Особенно же, от гнева целых этнических групп, исторически не желавших покориться советской политической машине. В рамках этой «чистки», в конце апреля под удар наследников большевиков попали их давние и непримиримые враги – крымские татары, меджлис которых был запрещён решением Верховного суда Крыма. Иск о запрете деятельности татарского представительного органа поступил в Верховный суд полуострова от одиозного и известного российского прокурора Натальи Поклонской, заявившей о том, что руководители крымского меджлиса Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев «являются марионетками в руках больших западных кукловодов, а крымско-татарский народ используют как разменную монету».

Человек интересное существо. Лиши его возможности видеть перед собой достойный образ, наполненный добродетелью, образ осуждающий пороки и стремящийся к духовному самосовершенствованию, чести и верности, он впадает в водоворот порока и саморазрушения. Лишенная тех, кто способен направлять, человеческая масса разбредается, предавая себя порокам и бесчестию, забывая о том, кем они были раньше. Забывая тех, кто не так давно вёл их по совершенно иному пути.

С началом нового экономического кризиса в стране, изменились не только содержание полок магазинов и размер заработных плат, но и отношение людей друг к другу. Если ранее беззаботные и менее обременённые выживанием граждане страны снисходительной улыбкой отмахивались от возможных экономических проблем, с гордым видом поддерживая «жесткую» политику красного Кремля, то теперь в тихой бессильной злобе они начали искать виноватых ситуации, заложниками которой они оказались. Большинство их средств, до 50%, как завил недавно вице-премьер РФ Олег Голодец, стали уходить на обеспечение себя и своих семей продуктовыми товарами, цены на которые непрестанно растут, а качество ухудшается.Не обладая гражданским или каким-то иным мужеством, население в большинстве случаев сжалось в «комок», ища виновников их невзгод и неудач, обвиняя соседние государства, оппозицию или просто более успешного соседа в кризисе. При этом, включив врождённое чувство выживания, привитое советской системой, люди так и не осознали необходимость борьбы не только за свои права, или за своё существование, но и за своё имущество и будущее.

Czym różni się oficer rosyjski od oficera radzieckiego? Oficer Rosyjski do błękitu jest ogolony, trochę pijany. Wie wszystko od Bacha do Feuerbacha. Radziecki oficer jest trochę ogolony, do błękitu pijany. Wie wszystko od Edyty Piechy do «idź ty na».

Dowcip, który był popularny w środowisku armii radzieckiej w 1980-ch latach.

Pytanie stosunku do oficerów radzieckich i postsowieckich dla wielu zwolenników rosyjskiego narodowego ruchu jest do bólu aktualne i żądane, ponieważ jest bezpośrednio związane z ich osobistym, życiem rodzinnym. Pragnąc zachować «świat» i spokój w swoim domu, a także chcąc uciec od konfrontacji z siwym dziadkiem w naramiennikach stalinowskich czy z ojcem już we współczesnych postsowieckich, federalnych, naramiennikach, młodzi ludzie preferują nie utożsamiać «rodzinę» ze służącymi reżimu radzieckiego. Ten dziwny fenomen ludzkiej psychologii, obserwowany wszędzie wśród «zaciekłych» zwolenników rosyjskiego oporu narodowego, wywołuje szczery podziw i protest. Protest przeciw pragnieniu wydać marzenia, a dokładnie niektóre dziwne potrzeby duchowe, za rzeczywistość — i tym samym oszukać nie tylko siebie, ale i otoczenie. Oficer Radziecki to nie statek, który, «jak damy mu imię, tak on i popłynie», to znaczy wydzielać jego z kontekstu ogólnego bez szczególnych na to przyczyn.

Top